Весь колорит и грязь российского футбола 1990-х – в истории о массовой закупке бразильцев в тульский «Арсенал»

0 0

Весь колорит и грязь российского футбола 1990-х – в истории о массовой закупке бразильцев в тульский «Арсенал»

«Это просто отмывание денег». Как в Тулу свезли 13 бразильцев – тёмная история из 1990-х Кто и зачем их покупал – большое расследование «Чемпионата». Аудио-версия: Ваш браузер не поддерживает элемент audio.

В российском футболе хватает мутных историй, и поныне вызывающих вопросы. Например, как команда первого российского дивизиона наняла целую толпу бразильцев? В конце 1990-х такая экзотическая компания собралась в Туле.

Зачем президент местного «Арсенала» Виктор Соколовский и тренер Евгений Кучеревский оптом свозили бразильцев в Тулу и чем заведомая авантюра кончилась – за ответами на эти вопросы мы обратились к участникам странного проекта.

Командировка в Бразилию, «спортивная мафия» и деньги «Газпрома»

Тульские бразильцы были одними из первых в российском футболе. На такую трату госсредств клуб не решался ни до, ни после закупки конца 1990-х. Среди них были и действительно качественные игроки — как, например, Андрадина. По подсчётам «Спорт-экспресса», в 1998 году тот стал самым результативным бразильцем, выступавшим за рубежом — 27 голов (Роналдо в «Интере» настрелял 25, Ривалдо в «Барселоне» — 19). Но хватало и откровенных посредственностей.

— Как пришла идея привести в команду столько бразильцев? – первый вопрос Соколовскому.
— Я посетил за последние годы практически все чемпионаты мира и Европы. При президенте РФС Колоскове был членом Исполкома РФС. Тогда я приехал на чемпионат мира в США (в 1994 году. – Прим. «Чемпионата»). Мы ужинали с Колосковым, и он пригласил за стол тренера «Днепра» Евгения Мефодиевича Кучеревского. Его в то время освободили от должности главного, хотя они стали чемпионами СССР (в 1988 году. – Прим. «Чемпионата»). Колосков назначил его главным тренером юношеской сборной России. Мы сидели за столом, и я ему сказал: «Я — президент футбольного клуба «Арсенал». Не пойдёте к нам работать?». Он согласился. Мы приехали из Америки, и я его назначил главным тренером.

За первый год мы вышли в первый дивизион. Евгений Мефодиевич мне сказал: «А можно усилиться? Давайте попробуем одного бразильца взять». Я ему выписал командировку. Через неделю он мне звонит и говорит: «Виктор Владимирович, здесь такие классные ребята. Давайте возьмём двоих». Я говорю: «Хорошо, двоих я оплачу».

Самое главное, что я тогда баллотировался на пост губернатора Тульской области, никто мне не помогал. В Туле я один спонсировал футбольный клуб и баскетбольный, чьим президентом также являлся. Потом Евгений Мефодиевич трёх бразильцев привёз, потом четверых. Потом вообще сказал: «Давайте я привезу на просмотр девять человек — все ребята классные».

Тогда в России ещё ни у кого бразильцев не было. Я первым их привёз. В стране же бардак был. Я подписал всех девятерых. Народ на трибуны просто попёр — это же красота футбола.

Они такие техничные ребята! Правда, не хватало денег, потому что я баллотировался в губернаторы, а предыдущий губернатор Стародубцев не давал мне ходу. Я в одиночку спонсировал команду – и делал это не для того, чтобы прославиться. Мне это не нужно было — хотелось, чтобы город болел футболом. И Тула футболом заболела. И сейчас так — это всё следствие. 10 лет прошло, а на стадион ходят 15-17 тысяч. Андрадину до сих пор помнят.

— Кто отправился в Бразилию вместе с Кучеревским? Может быть, какие-нибудь агенты?
— Один из агентов (не помню фамилии) предложил тоже поехать, но я отправил одного Кучеревского. С агентами мы подписывали контракт уже здесь. Он отбирал материал, а я подписывал контракты. Я президентом клуба отработал 25 лет. Я не только финансировал клубы, футбольный и баскетбольный, но и стадион отремонтировал. Купил табло, поставил новое освещение на полторы тысячи люкс, базу построил за городом. Много чего.

Помимо Соколовского, занимавшего должность гендиректора в «Центргазе» (дочерняя компания «Газпрома»), в пул спонсоров клуба входили Николай Сергиенко (гендиректор «Тула-спирт») и Юрий Тарасов (гендиректор «Тулажелдормаш»).

Весь колорит и грязь российского футбола 1990-х – в истории о массовой закупке бразильцев в тульский «Арсенал»

Андрадина

Фото: arsenaltula.ru

— Это мои близкие друзья, покойные уже, — уточняет Соколовский. — Они участвовали чисто эмоционально. Деньги на содержание клуба, на реконструкцию стадиона, содержание базы были моими, потому что я руководил крупнейшей компанией «Газпрома» — «Центргаз».

— Почему вы соглашались покупать бразильцев?
— Мне хотелось быстрее собрать стадион. На трибуны ходило четыре-пять тысяч человек. Как только бразильцев привёз, стало ходить по 15-17. Потому что появилась красота футбола: они сразу стали играть технично, забивать красивые голы. Мяч, конечно, передерживали, но после матчей толпы людей у них брали автографы. Это целая история футбола.

В подписании участвовал ещё один персонаж, которого Виктор Владимирович не сразу назвал. О нём мы узнали случайно, пытаясь уговорить на интервью тогдашнего начальника команды Евгения Булина. К сожалению, Булин в комментарии отказал («Боюсь, как бы не всплыли неприятные темы»).

Мы спросили об этом Игоря Аксёнова, игрока того «Арсенала».

— Вы понимаете, чего боится Евгений Алексеевич?
— Ну, был человек, связанный с клубом и возивший бразильцев. Понятно, что не просто так. Захотели бразильцев — и срочно привезли. Может, это было выгодно, может, нет — не знаю. Я знаю, кто это, но останусь в стороне.

— Все футболисты знали этого человека?
— Практически все. Он приезжал общаться с бразильцами, знал португальский и русский.

— Он был не из руководства?
— Нет. Я не знаю даже, какие у них были отношения. Но я точно знаю, что он их привозил.

— Фамилию вы не хотите называть?
— Я не понимаю, зачем это будоражить? У нас сейчас команды и в РПЛ ходят под одним агентом. Вы всё сами знаете. Просто так они бы туда не попали. Был один человек на всех бразильцев, который их привёз и имел связи в Южной Америке.

Бывший полузащитник «Арсенала» Дмитрий Кузнецов и анонимный источник уточнили посредника — Адик Зильбер. Мы расспросили о нём Соколовского.

— Вам говорит что-нибудь фамилия Зильбер?
— Да. Он был одним из участников знакомства с местной спортивной мафией, которая вела футболистов. Жил в США, потом в Бразилии. Это один из тех людей, которые помогали Кучеревскому.

— Что за спортивная мафия?
— Ну, спортивная мафия. Бразильская. Он знал людей, которые были менеджерами в бразильских клубах. Когда Кучеревский полетел в Бразилию, он помогал ему знакомиться с футболистами, которых они предлагали.

— В России он тоже общался с бразильцами?
— Да. Он их «Спартаку» предлагал и ещё ряду клубов. Я, честно говоря, потерял с ним связь лет 25-30 назад. Даже не знаю, жив ли он.

— Через него велись переговоры?
— Переговоры между мной и агентами велись здесь по приезде. Предложения шли от него. Контракты на русском (но с переводом) подписывались здесь. Бразильцам платили рублями, а они потом обменивали их на свою валюту.

— За сколько вы покупали игроков?
— Я не помню. Это были недорогие покупки. Где-то в районе 200-300 тысяч долларов за игрока. Не то что сейчас — миллионы. Тогда клуб мне обходился в 3 млн долларов в год. У «Спартака» Романцева в то время бюджет был от семи до девяти миллионов.

— Говорят, у вас был самый большой бюджет в первой лиге. Это правда?
— У нас был крутой бюджет.

Драки русских с бразильцами. Невыплаты зарплат. Как футболистам было «не на что есть»

По воспоминаниям очевидцев, в команде быстро произошло деление на русских и бразильцев, причём со стороны как игроков, так и руководства.

— В конце тренировки, — вспоминает Кузнецов, — Кучеревский делил нас на команды русских и бразильцев. У них в основным были игроки нападения: Андрадина, Даниэль, Пениче. Ещё был защитник, на Хищника похожий, а Карлос – на насильника. Всё время выигрывали мы. Потом с бразильцами начинались стычки, конфликты — чуть не до драки доходило. Серьёзно. Не всегда такое было, но часто.

Не все бразильцы приобретались на родине. К примеру, Леандро Самарони за карьеру сменил семь российских клубов, а Леонидас к моменту приезда в Тулу прошёл через ЦСКА и «Торпедо», где особо не играл. То же самое с ним происходило и в «Арсенале» в 98-м.

— Леонидас был немножко высокомерным, когда пришёл, — говорит Аксёнов. — Его очень быстро наши старички поставили на место. Он начал про себя рассказывать, а потом его на тренировке хорошо встретили с мячом — так рот и закрыли. Им особо не давали разгуляться ни на поле, ни в жизни. Если футболист начинает разговаривать, он перестаёт играть в футбол. Леонидас особо и не играл.

Весь колорит и грязь российского футбола 1990-х – в истории о массовой закупке бразильцев в тульский «Арсенал»

Тоньяу, 1998 год

Фото: arsenaltula.ru

— Говорят, он жаловался тренеру, что его специально били по ногам.
— Пару раз у него были стычки с партнёрами, но специально его никто не бил. Никто не бьёт людей умышленно. Значит, он в каких-то моментах неправильно себя вёл. Может, сам задирался. Было такое. Таких людей обычно коллектив отторгает. Я думаю, что он жаловался, потому что искал себе защиту. Такие не выживают в футболе. Он пару раз прикрикнул, на что ему тренеры и футболисты сказали: «Заканчивай права качать».

Высокомерие новичков подтверждает и Кузнецов:

— Мы все знаем, что бразильцы — очень специфическая нация, и они считают, что лучше всех в футбол играют. Лучшие те, кто выступают за сборную. А все остальные должны доказывать, что они сильнее нас, русских.

Главным приобретением «Арсенала» с финансовой точки зрения стал центральный защитник Тоньяу, чью биографию украшает факт совместных выступлений с Роберто Карлосом в «Палмейрасе». Бразилец стал самым высокооплачиаемым игроком «Арсенала». Со слов Соколовского, его зарплата составляла 7 тысяч долларов в месяц — огромные деньги для первой лиги в то время. Однако, по воспоминаниям Игоря Аксёнова, уровень игры привозной «звезды» не соответствовал зарплате: «Он столько напросил, а приехал и не играл почти. Помню, Кучеревский говорил: «Давайте поработаем над длинными передачами». Так с Тоньяу никто не хотел делать упражнение, и он обычно один оставался. Тогда тренер Юрий Николаевич с ним вставал и говорил: «Такое ощущение, что он меня тренирует». Мяч летел влево, вправо».

Неудивительно, что у русских футболистов и президента клуба оценка уровня привезённых бразильцев сильно отличалась:

— Тоньяу — обалденный защитник. Он играл а бразильской молодёжке. Очень сильный футболист, — утверждает Соколовский.

Такое отношение сказывалось на условиях проживания и выплатах зарплат, о чём также рассказал Кузнецов:

— Бразильцы жили отдельно, в квартирах, а мы — на базе. База была ужасная, холодная, а дома нам не разрешали жить. Бразильцам платили регулярно, телефонные переговоры даже с Бразилией оплачивали.

— Вам не платили?
— Нет. Я за всё время в команде ни копейки не получил, ни одной зарплаты — ноль.

— Вы высказывали претензии руководству?
— Конечно, ходили. Отвечали: «Денег нет».

— Вам объясняли, куда они делись?
— Никак не объясняли. Говорили: «Подождите, подождите». А чего нам ждать?!

— Ситуация, как с «Тамбовом».
— Ну да. Один в один.

Аксёнов подтверждает – так и было: «Андрадине, Даниэлю снимали отдельные квартиры. А примерно пяти бразильцам сняли одну большую четырёх- или пятикомнатную рядом со стадионом. Мы к ним ходили в гости. Им поставили огромную спутниковую антенну, чтобы смотрели бразильские каналы. Антенна была, как в аэропорту, в четыре-пять раз больше современных. Соседи даже жаловались из-за этого. Мы жили в обычном летнем лагере под Тулой. Один корпус столовой и два жилых. Это 96-й. А в 97-98-м строили огромную базу для команды, которая так и не была сдана в эксплуатацию. Мы жили рядом с этой базой, тоже в пионерлагере. Спали на мокрых матрасах».

— На что жили, когда не было денег?
— Что-то оставалось из того, что уже заработали. Приходили в клуб, просили: «Есть не на что. Заплатите хоть что-то». Давали какие-то деньги — как собаке кость кидали.

— Как жил Соколовский?

— Я, если честно, не особо обращал внимание. Да, он мог приехать на хорошей машине и сказать: «Всё будет хорошо, ребят. Потерпите чуть-чуть. Сейчас транш придёт, и всё будет хорошо».

У самого Соколовского на этот счёт своя версия:

— Андрадине одному квартиру снимали. Я Кучеревскому и его жене купил квартиру, но он старался жить вместе с футболистами на базе.

— Бразильцы жили на базе вместе с русскими?

— Да, в одном корпусе, но в отдельных номерах. Кучеревский требовал, чтобы те, кто жил на базе, никуда не отлучались. Жёсткий режим.

— А бразильцам задерживали зарплату?
— У них тоже были задержки. Но они высказывали мне и тренеру, что так не принято. Самое главное — мы остались в хороших отношениях, выплатили им всё.

— А русские игроки подходили к вам по поводу невыплат зарплат?
— Подходили. Задержки были, согласен. Времена тяжёлые. У меня на предприятиях тоже были зарплаты у работников. Я не мог платить футболистам в ущерб своим сотрудникам. К моей чести, мы со всеми расплатились — с зарплатами, со всеми делами.

Дмитрий Кузнецов:

— Пусть он мне ведомость покажет, где я получил эти деньги! Со всеми рассчитались? Почему-то со мной не рассчитались. Удивительно, да?

Что касается «жёсткого режима», источник из руководства «Арсенала», пожелавший остаться анонимным, рассказал нам о времяпрепровождении бразильских легионеров:

— Это был скандал. У них такой менталитет, что им нужны девочки. Мы их вылавливали, штрафовали зарплатой.

Кучеревский звонил ночью и говорил: «Ребята втроём-вчетвером сорвались ночью в бар к бабам».

Они уходили и приезжали в четыре утра, а утром тренировка.

Но в жизни команды были не только конфликты, но и трогательные моменты:

— Я Карлосу подарил майку Бебето – с матча Россия – Бразилия на ЧМ-1994, — вспоминает Кузнецов. — Когда я эту футболку вручил ему, Карлос чуть не заплакал, у него слёзы на глазах были. Для них бразильцы, которые на ЧМ играли, были идолами. Он даже ничего не сказал — просто онемел.

— У бразильцев были прозвища?
— Карлос — Кинг-Конг, был похож на него. Они постоянно разговаривали с Даниэлем в раздевалке. И Карлос по-русски всё время спрашивал: «Даниэль, я красивый?». На что тот ему отвечал: «Ты страшный, очень страшный. На Кинг-Конга похож». И все ржали. Помню ещё один случай с Андрадиной. Он играл всё время не в бутсах, а в сороконожках. Ребята спрашивали: «Почему ты в сороконожках? Скользко же». А он говорил: «Мне удобно». И всё. Это лучший бомбардир первого дивизиона — ему удобно. У него была такая левая нога: как даст ей, аж мяча не видно. Добротный нападающий был, но не прижился нигде, кроме Тулы.

Весь колорит и грязь российского футбола 1990-х – в истории о массовой закупке бразильцев в тульский «Арсенал»

Фото: arsenaltula.ru

Тренер Кучеревский, по его собственным словам, при выборе состава не смотрел на национальность: «Да мне без разницы — украинец ты, русский или бразилец: будешь отвечать моим требованиям — будешь играть».

Весь колорит и грязь российского футбола 1990-х – в истории о массовой закупке бразильцев в тульский «Арсенал»

Многие бразильцы не выходили на поле не только из-за профессиональных навыков, но и из-за лимита — пять легионеров на поле. Всего в заявке числилось 11 иностранцев (ещё казах Зубарев), и заиграть всех было физически невозможно.

Зачем-то же их тогда покупали и платили большие зарплаты?

Легенда «Арсенала» Павел Шишкин поделился с нами своим видением ситуации:

— Сложилась такая картина — 10 человек, из которых часть играет более-менее, а другая вообще никакие. Это просто отмывание денег. Пишешь зарплату бразильцу несколько тысяч долларов: 50% забираешь себе, а 50 — отдаёшь.

— В городе знали об этом?
— Стоп-стоп. А кто пойдёт против Соколовского? Он был тогда кандидатом в губернаторы. Кто пойдёт против Тарасова? Да никто. И все прекрасно понимали, что происходило. Я тебя приглашаю на работу и спрашиваю: «Сколько ты сейчас получаешь?» Говоришь: «Пятьдесят». Я предлагаю: «Сто тебя устроит? Тогда получать будешь сто, а запишем как двести». И всё — ты доволен. И это всем видно и понятно. Просто недоказуемо.

Обвинения в сливе матча, бегство игрока и бандитские разборки

После такой трансферной кампании в сезоне-1998 перед командой была поставлена задача выйти в высшую лигу. Одно время «канониры» даже шли в числе лидеров чемпионата, но финишировали только шестыми из-за провала во второй половине сезона. «Тульские известия» после неожиданного поражения написали: «Обречённым на поражение да ещё и на собственном поле «Арсенал» не выглядел давно».

На пресс-конференции после матча с «Локомотивом» из Санкт-Петербурга Кучеревский произнёс загадочную фразу: «Я убедился, что не знаю до конца наших футболистов. Нужен личный разговор».

«Был такой момент, когда они могли выйти в высшую лигу, — вспоминает Шишкин, — но сказали так: «Ребятки, денег нет. Вы не дёргайтесь. Оставайтесь спокойненько в первой». Хотя они шли чуть ли не на первом месте, но потом ослабили».

— Почему не получилось выйти в высшую лигу? – вопрос Кузнецову.
— Может, чего-то не хватило. Мы тогда очень много матчей вдесятером играли. Я только с Андрадиной помню два случая, когда его в начале матча удаляли — на пятой-десятой минуте. Кто-то ему по ногам сзади дал, он вскочил и руками махать начал.

— Шишкин говорил, что по ходу сезона решили не выходить в высшую лигу, потому что денег не было.
— Ну, значит, удаление Андрадины было не просто так. Значит, кто-то говорил ему, чтобы мы вдесятером играли весь матч. Тут же всё можно легко рассчитать и вспомнить. Также помню игру в Нальчике, когда судье Иванову сломали нос. Тогда нам сказали, что мы игру сдавали.

— Кто сказал?
— Руководители клуба. Там люди приехали — разборки были. Был двойной выезд.

После игры в Нальчике мы полетели в Ставрополь, и к нам приехали разбираться бандитские группировки. Сказали: «Вы сдавали игру — у вас просто не получилось».

Я говорю: «Как не получилось? 1:1 — так не сдают».

— Кто их прислал?
— Криминальные структуры, которые курировали команду. Они приехали к нам разбираться. Нас вызывали в комнату по одному и проводили допрос. Это как раз была игра, где Андрадину удалили на десятой минуте. Мы провели всю игру вдесятером и горели 0:1. На 92-й минуте я подал штрафной в створ ворот, и мы забили гол. Если бы сдавали, я бы за ворота ударил, понимаете? Я бы ударил на трибуну, в табло, чтобы шансов не было забить. Но мы забили и потом играли 15 минут добавленного времени, которых не должно было быть. И после матча нас обвинили в сдаче, которая у нас якобы не получилась. Вот это был цирк. Я просто не знаю, откуда появилась информация, что мы хотели продать игру? Мы все были возмущены, хотя, может быть, были среди нас… После игры один «футболистик» убежал. Его не могли потом найти. Убежал при действующем контракте. Мы его больше не видели.

— Вы знаете, что за человек?
— Конечно, знаю.

— Но не скажете?
— Зачем это нужно? Но вы можете увидеть. Посмотрите игру в Нальчике и следующую в Ставрополе — кого нет в основе? Украинский защитник, фамилия на «К».

— Игорь Корниец?
— Совершенно верно. Мы были удивлены, что на следующий день он вообще не появился к самолёту.

— С чем его бегство связано, как думаете?
— Я откуда знаю? Я что, вникал в это всё? Просто его нет. Потом эта информация появилась, что, оказывается, он пытался, но у него не получилось. А обвинили нас. Пусть мне хоть один человек скажет, что я сдавал игры. Тут один раз сдашь матч, и всё — ты на крючке.

— Как оцените игру Корнийца до этого случая?
— Я особо не помню. Не буду касаться того, чего не хочу.

Мы также поинтересовались у Аксёнова, почему команда не вышла в «вышку»:

— Я помню момент, когда денег вообще не платили. У нас был матч на Кубок с «Торпедо», и мы не хотели на матч выходить. Соколовский и Кучеревский сказали: «Давайте, ребята! Деньги привезут». Нам дали какую-то часть. Но уже было предчувствие, что это не позволит нам до конца за первое место побороться. Плюс там были команды с деньгами, которые больше нас хотели повышения. Тогда за путёвку бились Нижний Новгород и Саратов. Я помню, мы ехали на матч в Махачкалу, и там нас немножечко подубили — проиграли 1:2. Это понизило наши шансы на выход. Что было, думайте сами.

— Что значит «подубили»?
— Ну, немножечко судья подсвистнул, пенальти поставил в наши ворота.

— Кучеревский какую задачу на сезон ставил?
— Он ставил максимальную задачу — выход в высший дивизион. «Выходим и каждый матч играем на победу, чтобы даже вопросов не было».

— А Соколовский что?
— Кормил завтраками. Он говорил, что из Москвы должны были приехать деньги. Не было их, и всё тут. Такое было и в 97-м году, до дефолта. Мы с Гурамом Чкареули на последние копейки ходили в магазин что-нибудь поесть себе купить.

Весь колорит и грязь российского футбола 1990-х – в истории о массовой закупке бразильцев в тульский «Арсенал»

Андрадина

Фото: arsenaltula.ru

— Можете вспомнить моменты, похожие на удаления Андрадины в начале матча?
— Честно говоря, в эти дебри даже не хочется лезть. Что там было? Кто какие задачи ставил? Как в Грозном, Махачкале, Сочи люди заходили в судейские перед матчем? В те времена могло быть всё, что угодно. В том сезоне у нас скандальный матч был в Нальчике, когда Чихрадзе пендаль отвесил боковому судье. Главному судье Иванову в том матче нос сломали. Тогда такие моменты происходили чуть ли не через игру.

— После той игры ещё недосчитались одного игрока — Игоря Корнийца.

— Да, мы собрались на тренировке после выезда, а его нет.

— Какие у вас были предположения тогда?
— После таких матчей и вызовов в отдельный кабинет много мыслей возникало (усмехается). Что-то произошло.

— Может быть, «люди в чёрном» искали Корнийца?
— Не знаю. Но, насколько я помню, когда были «люди в чёрном», он тоже там был. А только потом пропал. В весёлое время мы играли!

«Они хотят за счёт команды обогащаться и жить». Итоги проекта и «смерть» клуба

После досадного шестого места в сезоне-1998, конфликтов и финансовых проблем в «Арсенале» произошли большие изменения. Из команды ушли игроки, в том числе некоторые бразильцы и наши герои — Дмитрий Кузнецов и Игорь Аксёнов. Сначала вопрос Аксёнову.

— Почему вы ушли из команды в конце 1998 года?
— Были предложения из «Ростова», «Спартака» и других клубов. Но ЦСКА мне больше импонировал. Многие тогда ушли, в том числе и Кучеревский. Денег уже не было: нам очень много задолжали и не отдали, хотя обещали. Вот к чему пришла Тула. В 96-м появилось новое поле и новая команда. В 97-м почти все матчи выиграли во второй лиге и вышли в первую. Вроде усилились: пришли Мамедов из «Спартака», Кузнецов и другие. А к концу 98-го Тула развалилась и к 2001-му ушла в КФК.

— Обида осталась на «Арсенал»?
— Нет, совсем. Мы столько раз с Овсянниковым общались, с бывшими одноклубниками. С Женей Булиным часто встречались на сборах. У меня от Тулы самые яркие и добрые впечатления. Мне она дала и карьерный толчок, и школу. Я не жалею, что не поехал за деньгами в клубы выше дивизионом, а окунулся в этот российский футбол. Я не обращал внимания, что там творилось вокруг. Я всегда думал только о футболе.

— В конце концов, вы поняли, зачем нужны были бразильцы?
— Не знаю. Может быть, их хотели продать как-то. Ну, это всё не просто так — взять и привезти во вторую лигу бразильцев. Да агентские дела чистые — взаимовыгодное сотрудничество. Та ситуация, где все всё понимают.

Кузнецову тоже нашлось, что сказать в завершение.

— Вы пробыли в клубе один сезон – почему вас не сохранили?
— А как без денег держать игрока? Я даже зарубился с Соколовским: «Если вы хотите сохранить команду, надо людям деньги какие-то платить. Мы единственная команда из первой лиги, которая дошла до 1/8 финала Кубка России. Надо уважать людей за труд и работу. А вы только пользуетесь этим». На что он ответил: «Тебя в команде не будет». «А я и не собирался оставаться», — ответил ему на банкете при всех.

Там ещё присутствовал генеральный директор — Чабуш. С ним у меня тоже был конфликт из-за того, что нам деньги не платили. Он мне что-то хотел сказать, но я с такими людьми нормально не разговариваю. Просто не могу. Они хотят за счёт команды обогащаться и жить. Женя Булин, видимо, тоже что-то знал, поэтому отказывается говорить, какие дела происходили.

— Что вы подразумеваете под фразой «обогащаться и жить»?
— Выскажу предположение, я же точно не знаю. Неужели на команду не выделялись деньги? Наверняка выделяли — на жильё, питание, игры, зарплаты. Я знаю, что бразильцы получали всё.

— Вы обсуждали это с партнёрами?
— Конечно, говорили. Слухи разные ходили. Что говорить теперь? Не хотели платить, поделили между собой всё, значит. Это моё предположение.

Весь колорит и грязь российского футбола 1990-х – в истории о массовой закупке бразильцев в тульский «Арсенал»

Евгений Кучеревский (второй справа) в «Днепре»

Фото: РИА Новости

Виктор Соколовский также подвёл итоги проекта.

— Большие зарплаты бразильцев поспособствовали краху клуба?
— Нет. 100% нет, потому что бразильцы на порядок превосходили по уровню и классу игры наших. У нас их было десять, а играли только три. У нас никогда не было таких скандалов, как в «Зените» между Денисовым и Халком. Даже близко. У нас была хорошая обстановка.

— Вы отбили потраченные на бразильцев деньги на перепродаже?
— Конечно, нет.

— Почему?
— Единицы клубов работают на прибыль: это «Манчестер Юнайтед»… Может, три-четыре клуба. Остальные работают в минус, потому что продажи футболистов — убыточное дело. Европейские клубы живут за счёт рекламы. А уж у нас в России нет ни одного прибыльного клуба — все на бюджете. О какой отбивке идёт речь? Все деньги ушли в популяризацию российского и тульского футбола.

— Спасибо вам за интервью.
— Спасибо вам. Я сказал всё честно.

Мы передали эти слова Соколовского Дмитрию Кузнецову.

— Естественно, а что он должен сказать? Что он клуб потопил? Что мы из-за него не вышли? Как кандидат в губернаторы может правду сказать? Когда деньги воруют, он честно говорит, куда деньги делись? Я им не верю. Никогда не верил и не буду верить. Они ложь несут всё время, всё время какие-то отговорки.

После ухода из тульского «Арсенала» большинство бразильцев так и не нашли достойного продолжения футбольной карьеры. Неудивительно, что самым успешным оказался Андрадина, который после России поиграл в Японии и Польше. Леонидас уехал в Бразилию, купил виллу и пристроил менее удачливого партнёра Пениче туда работать в качестве обслуживающего персонала. «Кинг-Конг» Карлос тоже вернулся на родину, через пять лет завершил карьеру и пошёл в грузчики. А Леандро Самарони впоследствии воспользовался связями, приобретёнными в семи российских командах, и возил своих соотечественников в наш чемпионат. При его участии «Локомотив» подписал Сельсиньо.

В 2001 году «Арсенал» ушёл в небытие и воскрес только в 2011-м. Это произошло с подачи губернатора Груздева, Соколовского и с приходом Дмитрия Аленичева на пост главного тренера.

Виктор Соколовский сейчас является членом Совета Федерации от Тульской области и занимает пост почётного президента «Арсенала». Бразильцев в команде нет.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.