«Тедеско был одной из главных причин моего перехода в “Спартак”». Мозес — о мотивации после «Челси», шансах на Лигу чемпионов и жизни в Москве

0 0

«Тедеско был одной из главных причин моего перехода в “Спартак”». Мозес — о мотивации после «Челси», шансах на Лигу чемпионов и жизни в Москве

Тедеско, Конте, Чепзанович

— Каким стало твое первое общение с Тедеско? Как охарактеризовал бы немецкого тренера?

— Он потрясающий! Потрясающий человек и отличный тренер. Доменико был одной из главных причин, почему я перешел в «Спартак». Он делится с нами своей страстью к игре. Когда он на бровке, его энергетика передается команде. Он гонит нас вперед и вселяет уверенность, что мы способны победить в каждом матче. Тедеско требует этого — побед всегда и над всеми. Играем мы с лидерами или с командами из нижней части таблицы, посыл один — идите и выиграйте! А еще он просит получать удовольствие. Наслаждаться футболом, в который мы играем. Это круто. Он топ-топ-топ тренер! Точно один из лучших, с кем я когда-либо работал.

— Они чем-то похожи с Антонио Конте…

— Да-да, верно. Доменико схож с Антонио своей страстью на бровке и работой с игроками. Общее точно есть.

— Как воспринял информацию об уходе тренерского штаба по окончании сезона?

— Что тут сказать, конечно, я как футболист сильно расстроился, что не смогу дальше поработать с таким классным тренером. В подробности его решения я углубляться не хочу.

— Страдали? Ха-ха! Ну что тут сказать, это же предсезонка — ты должен страдать во время сборов. Мы все вместе страдаем, вместе отдыхаем. Все круто. Я перед сборами отдыхал в Дубае — вот был релакс. Ну, а потом пришло время страданий. Ну что ж, оставалось только как мантру повторять: «Мы любим бегать! Влад (Чепзанович. — Прим. А. К.) — хороший парень!».

— Хендрикс рассказывал, что ему сразу после перехода сообщили: Чепзанович — зверь.

— Влад? Ну, он нас готовит так, как будто нам скоро отправляться на войну. Но нам необходима такая предсезонка. Нужно войти в остаток сезона отлично готовыми и провести его на высшем уровне.

— Можешь сравнить подготовку в «Спартаке» с аналогичными сборами в тех же «Челси» и «Интере»?

— Если честно, в «Спартаке» работа потяжелее. Но в целом подготовка похожая: на предсезонке ты должен прыгать выше головы, делать что-то сверх обычных нагрузок. У нас был месячный перерыв, после которого было очень здорово отпахать на максимуме и переключиться с отпускного настроения на рабочее.

— Самое странное… Слушай, ну, если честно, я в Москве носа на улицу не показывал все это время. Очень холодно. Помню, в 2013 году приезжал в Москву с «Челси» играть против «Рубина». Тогда тоже была так себе погода, но не так холодно, как в ноябре-декабре.

— Вообще никуда не выходил? Ничего не видел?

— Ну, а куда мне идти-то? Еду на тренировку, потом — обратно в отель. Вот и все. Коронавирус, пандемия, холод, трафик — столько причин никуда не выходить. Я до сих пор помню первый свой день в «Спартаке»: медосмотр, самолет, потом бег с Владом на поле. А на следующий день — уже игра в Химках. Единственное, что я видел в Москве, — какой-то панорамный вид, когда мы с командой ужинали в ресторане. Вот и все пока что.

— После матча в Краснодаре, когда почти вся команда осталась в раздевалке смотреть бой Хабиба, ты пошел в автобус, не реагируя на журналистов. Что-то случилось?

— Да ничего. Это просто я — вот такой человек. Тогда надоело торчать в раздевалке — у нас парни очень долго находились на допинг-контроле, и я захотел сменить локацию. Пошел в автобус и ждал команду там. Вот и все. Не был зол или расстроен из-за чего-то.

— Когда ты только приехал, вел себя так, будто предпочитаешь быть в одиночестве. Только на сборах я увидел, как ты общаешься с партнерами, шутишь, смеешься.

— Я обожаю ребят в команде. И отношусь к ним с огромным уважением. «Спартак» — как семья. Мы здорово ладим вне поля, общаемся, шутим. И это же отношение друг к другу переносим на поле. Мне кажется, это правильный подход.

— Что для тебя «Спартак»?

— Великий клуб! У него богатая история, что лично для меня очень важно. И потому я здесь, и я счастлив. Если бы было не так, я просто не переехал бы в Москву. Надеюсь, помогу команде и клубу выйти на новый уровень и добиться успеха. Верю, что в этом сезоне мы можем достичь многого.

— Перед ЧМ-2018 английские СМИ устроили кампанию по дискредитации России: каждый день появлялись сообщения о расизме в нашей стране. Тебя это не пугало?

— Да, слышал о таком. Но когда пообщался с парой ребят, ранее игравших в России, понял, что это полная чушь и бояться нечего.

— Кто помог тебе принять решение?

— Бранислав Иванович, который выступал в России очень долго. И Питер Одемвингие. Он рассказал, что никогда не встречался с подобной проблемой. Сказал, что мне очень понравится в Москве и я точно не пожалею о переходе в «Спартак». Ну и потом, когда я на поле, концентрируюсь на футболе, а на все остальное попросту нет времени.

— Не спрашивал совета у Эменике или Мусы, выступавших за «Спартак» и ЦСКА?

— Нет. Знаю этих парней, но не настолько близко знаком с ними, чтобы консультироваться по такому вопросу. Общался только с Ивановичем и Питером.

— Ты приезжал на ЧМ-2018 в составе сборной Нигерии. Каково сейчас выходить на те же стадионы, но уже со «Спартаком»?

— Да, арены крутые. Но есть один такой хитрый — там трибуны находятся за пределами стадиона. И люди как будто смотрят футбол, находясь вне стадиона (речь о Екатеринбурге. — Прим. А. К.). Никогда с таким не встречался.

— Это твое первое интервью российскому СМИ. Что хотел бы сказать спартаковским болельщикам?

— Спасибо, что приняли меня здесь. Нам очень важна страсть, с которой вы поддерживаете команду. Мы же в свою очередь стараемся сделать все, чтобы порадовать вас. Постараемся финишировать как можно выше, чтобы вы были счастливы. Еще раз благодарю за теплый прием. Очень ценю возможность и горжусь быть игроком «Спартака». Еще раз спасибо!

Артем Калинин

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.