«На первых тренировках здесь задыхался, а потом уже не вспоминал про трудности». Интервью Евгения Харина из «Ахмата»

0 0

«На первых тренировках здесь задыхался, а потом уже не вспоминал про трудности». Интервью Евгения Харина из «Ахмата»

Евгений Харин / Фото: © РИА Новости / Виталий Тимкив Детство в Эстонии, помощь Олега Иванова и работа с Андреем Талалаевым. Детство в Эстонии, помощь Олега Иванова и работа с Андреем Талалаевым.

Три года назад Харин приехал в РПЛ из Эстонии, в прошлом сезоне заиграл на левом фланге «Ахмата», а с приходом Андрея Талалаева стал действовать еще и справа — в последних семи матчах 25-летний полузащитник забил четыре мяча. Евгений рассказал: 

  • Как его родители оказались в эстонском Маарду
  • Кто называет его «футболистиком»
  • С кем в РПЛ труднее всего соперничать на фланге
  • В чем прибавить, работая с Талалаевым

«Папа в молодости занимался боксом»

— Как стали футболистом в Эстонии?

— Футбольный клуб «Маарду» собирал шестилетних детей, и родители решили отдать меня туда. Моим первым тренером стал Александр Круглов. Мой папа тоже был связан со спортом — в молодости занимался боксом.

— Чья игра в детстве особенно вдохновляла?

— Помню, мы были в отпуске в Турции и шел чемпионат Европы 2008 года. Я тогда начал болеть за сборную Испании и следить за Фернандо Торресом. Переживал за него во всех клубах, в которые он переходил.

— Как ваши родители оказались в Маарду?

— Папа закончил мореходное училище, и в 1987-м его по распределению отправили в порт Мууга, только что открытый. Вслед за ним поехала и мама со старшим братом — она устроилась бухгалтером. В 1988-м родители получили в Маарду квартиру и живут там до сих пор. 

— Какие в детстве были развлечения, кроме футбола?

— Я много времени проводил на улице. Играл в догонялки и прятки, а другими видами спорта особо не занимался.

«На первых тренировках здесь задыхался, а потом уже не вспоминал про трудности». Интервью Евгения Харина из «Ахмата»

Евгений Харин в матче против «Зенита» / Фото: © РИА Новости / Александр Гальперин

— Когда ощутили, что футбол может стать профессией?

— Лет в пятнадцать. Надо было решать — либо дальше заниматься спортом и пытаться зарабатывать им деньги, либо учиться. Я подумал, что благодаря футболу смогу обеспечить себя и семью. Мы с моей детской командой объехали много турниров — в Венгрии, Словакии, России и Латвии с Литвой, — и у меня на поле все довольно-таки неплохо получалось.

— Как впервые сменили клуб?

— «Маарду» занял первое место в юношеском турнире, и пару человек из нашей команды — в том числе меня — позвали в таллинский «Инфонет». Там меня дольше всех тренировал Александр Пуштов. Он давал мне играть, давал проявлять себя, много подсказывал, и из меня получился футболист.

«Почувствовал уверенность в себе, когда меня начали регулярно выпускать на поле»

— До «Ахмата» получали зарубежные приглашения?

— Ездил только на просмотр в братиславский «Слован», но там не сложилось из-за того, что в Словакии я считался бы легионером. С этой историей все утихло, а потом меня позвали в Грозный.

— Сразу согласились?

— Вообще не сомневался. Не каждый же день зовут в премьер-лигу. Насколько я знаю, спортивный директор «Ахмата» просматривал меня в Эстонии, но переход должен был состояться только через полгода. Однако так вышло, что Одисе Роши получил серьезную травму и меня взяли сразу, без просмотра, не дожидаясь зимних сборов.

«На первых тренировках здесь задыхался, а потом уже не вспоминал про трудности». Интервью Евгения Харина из «Ахмата»

Евгений Харин в матче против «Крыльев совета» / Фото: © РИА Новости / Магомед Абасов

— В первом российском сезоне вы почти не играли в премьер-лиге. Как это перенесли?

— Было немного непривычно, потому что в Эстонии я привык играть регулярно. В РПЛ сначала пару раз вышел на замену, а потом сидел на скамейке. Но я понимал, что нуждался в адаптационном периоде. Надо было все это пройти, чтобы быть на том уровне, где я сейчас.

— К чему труднее всего привыкнуть?

— К футбольным скоростям. В России же все намного быстрее, чем в Эстонии. Нужно было прибавить физически. На первых тренировках в «Ахмате» я, можно сказать, задыхался. Они для меня были слишком интенсивными.

— Когда поняли, что освоились?

— Я почувствовал уверенность в себе, когда меня начали регулярно выпускать на поле. Все как-то пошло-поехало, и я уже не вспоминал про трудности адаптации.

— Как себя чувствовали в роли левого латераля?

— Я привык к амплуа атакующего хавбека, а Рашид Рахимов использовал схему с пятью защитниками и отдавал мне всю левую бровку. Мои функции особо не менялись, я бегал туда-обратно, главное было — сохранять концентрацию в обороне, не совершать грубых ошибок, не идти в обводку перед своей штрафной.

В одном из первых матчей прошлого сезона мне удалось открыть счет в игре с «Оренбургом», а потом отдать голевой пас Роши. Испытал тогда невероятные эмоции.

«На первых тренировках здесь задыхался, а потом уже не вспоминал про трудности». Интервью Евгения Харина из «Ахмата»

Звонимир Шарлия и Евгений Харин / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Кто в «Ахмате» помогал вливаться в коллектив?

— Я подружился с Андреем Семеновым, Женей Городовым и Олегом Ивановым. Олегу за меня замолвил словечко наш общий друг Сергей Тумасян, с которым мы вместе играли за «Инфонет». Он написал Олегу: «К тебе едет один футболистик. Присмотри за ним».

И Олег действительно здорово помог мне на первых порах. Отвечал на все бытовые и спортивные вопросы. Потом-то я освоился, но общаться мы не перестали — до сих пор на связи.

— С кем в РПЛ труднее всего соперничать на фланге?

— С Марио Фернандесом. Он всегда дорабатывает до конца — что в защите, что в атаке. Хорошо играет головой, здорово борется, очень выносливый.

«На тренировках Талалаев заставляет работать на двести процентов»

— Какие ощущения от этого сезона?

— Двоякие. Мы могли быть выше в таблице, могли выйти в финал Кубка, но, возможно, где-то недоработали или удача отвернулась. Поражение в полуфинале стало большим разочарованием. Мы серьезно настраивались, бились, старались, но обидно проиграли в серии пенальти. Надо не отчаиваться, а развиваться, чтобы в будущем было меньше таких расстройств. Мне, например, нужно прибавлять в техническом отношении.

— В этом сезоне вы часто выходите правым вингером. Раньше играли в этой роли?

— Нет, в основном действовал слева. Переместить меня на правый фланг — идея Андрея Талалаева. Это сделано для того, чтобы мне было удобнее смещаться в центр и бить по воротам или отдавать проникающий пас в штрафную.

— Чем Талалаев отличается от других тренеров?

— На тренировках заставляет работать на двести процентов. Чтобы не было простоев, чтобы игроки всюду добегали, всегда боролись, шли в стыки. Тренер повторяет, что бороться нужно плечо в плечо, и очень недоволен, если в борьбе случайно попадаешь другому игроку по ногам. Также Талалаев много времени уделяет теориям — можем по часу разбирать соперника или свои игры.

— В чем прибавили, работая с Талалаевым?

— Мне кажется, я стал еще более уверенным на поле. Чувствую себя сильнее физически. И начал чаще забивать — правда, для этого понадобилось много матчей.

— Три гола в пяти последних матчах РПЛ — в чем секрет?

— Я и в начале сезоне так же старался, но, видимо, сейчас удача повернулась ко мне.

— В Грозном живете в гостинице?

— Да, у нас здесь, можно сказать, база — ребята с семьями снимают квартиры на территории гостиницы. Тут каждый день — примерно как на сборах, в режиме «отель — тренировка — отель». За три года я уже освоился в Грозном — знаю, где находится все, что мне нужно.

— Родители бывают на ваших матчах?

— Они приезжают на все наши игры в Питере — как и родственники, живущие поблизости. А вот в Грозном они еще не были. Как только решится ситуация с пандемией, обязательно позову их на свои матчи. 

Источник статьи: matchtv.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.