Карьера Роналду из КНДР Хан Кван Сон разрушена из-за санкций СБ ООН

0 0

Карьера Роналду из КНДР Хан Кван Сон разрушена из-за санкций СБ ООН

Карьеру «Роналду из КНДР» погубила ООН? От Хана отказался даже «Тамбов»! Казалось бы, где футбол – и где ядерная программа Северной Кореи. Аудио-версия: Ваш браузер не поддерживает элемент audio.

Северокорейские футболисты в европейских чемпионатах и раньше были большой редкостью, но после санкций СБ ООН увидеть их в зарубежных клубах будет почти нереально: согласно резолюции 2397, принятой в декабре 2017 года, граждане КНДР не могут работать за границей.

Хан Кван Сону, бывшему игроку «Кальяри» и «Ювентуса», такое решение мирового сообщества стоило карьеры – в 22 года ему пришлось вернуться на родину и закончить с футболом.

Он учился в Барселоне (с благословления государства), а в 16 лет попал в клуб Серии А и задержался в Италии на пять лет

Хан Кван Сон родился в Пхеньяне, и наверняка у него было детство, как у всех северокорейских ребят: с пионерским галстуком, уроками истории про идеологию, строгостью родителей, но всё же свойственной всем детям радостью и непосредственностью в общении со сверстниками и играх на улице. Чего в его жизни не было, так это безделья, потому что каждый корейский ребёнок с самого детства чем-то занят. Хан Кван Сон играл в футбол – сначала в спортивной школе, а в 2013 году поступил в Международную футбольную академию, которую открыли в Пхеньяне незадолго после прихода к власти Ким Чен Ына. Туда попадали только особенные ребята, «уникальные таланты», главной перспективой для которых было обучение за границей. Хан оказался юным вундеркиндом (хотя тут надо понимать, что будь его родители простыми рабочими, вряд ли он попал бы в число избранных, будь в нём хоть сколько таланта), поэтому его имя появилось в списке сорока футболистов, которые поедут на обучение в Европу. Двадцать человек повезли в Италию, ещё двадцать – в Испанию; Хан оказался в барселонской школе.

Карьера Роналду из КНДР Хан Кван Сон разрушена из-за санкций СБ ООН

Фото: Maurizio Lagana/Getty Images

Когда стажировка длиной в год закончилась, он вернулся на родину. Но его таланту не суждено было зачахнуть в северокорейской лиге: в 2015 году итальянский «Кальяри» забрал его к себе. Корейцы пишут, что этот переезд случился благодаря итальянскому сенатору от партии Сильвио Берлускони «Вперёд, Италия!» Антонио Рацци, годом ранее приезжавшему с визитом в КНДР. Впоследствии, кстати, он не раз высказывался о Северной Корее как о свободной и счастливой стране, а Ким Чен Ына называл «умеренным диктатором».

Хан Кван Сон ещё до переезда в Италию привлекал к себе внимание за рубежом: в 2014 году он выиграл Кубок Азии U-16 (в финале победили Южную Корею — 2:1), в 2015-м – помог сборной выйти в 1/8 финала чемпионата мира U-17 и попал в составленный The Guardian список 50 самых перспективных футболистов 98-го года рождения. Итальянцев он привлёк умением бить с двух ног, дриблингом, голевым чутьём и видением игры. В марте 2017-го «Кальяри» объявил, что Хан подписал контракт с основной командой до 2020 года.

В дебютном матче с «Лацио» он получил всего пять минут игрового времени, но этого хватило, чтобы войти в историю – Хан стал первым северокорейским игроком, сыгравшим за клуб из топ-5 европейских лиг. Спустя месяц после подписания контракта произошёл ещё один исторический момент – первый гол футболиста из КНДР в Серии А. До конца сезона он ещё трижды вышел на поле за «Кальяри», а летом отправился в аренду в «Перуджу». Там уже был ещё один северокорейский футболист, воспитанник той же международной пхеньянской школы, – Чхве Сон Хёк. Этот полузащитник в 2016 году приехал в «Фиорентину», но там у него не сложилось: во-первых, он не смог влиться в коллектив (по сообщениям итальянских СМИ, ему запрещали общаться с товарищами по команде и СМИ, а также пользоваться интернетом); во-вторых, он не обладал особым талантом; в-третьих, клуб, узнав, что 70% своей зарплаты от будет отправлять на родину, решил расторгнуть с ним контракт. Судьба Чхве сложилось куда печальнее, чем у его товарища: сначала мотался по арендам, нигде не играя, а в начале 2020-го уехал на родину – опять же из-за санкций.

Хан Кван Сон провел в «Перудже» два успешных сезона: 39 матчей, 11 голов, 5 голевых передач. В сентябре 2019-го «северокорейский Роналду,» как его называли в СМИ, ушёл в аренду в «Ювентус» – год играл за команду U-23. В 2020 году клуб выкупил его у «Кальяри» за 3,5 млн евро и продал в катарский клуб «Аль-Духаиль» в два раза дороже. С Ханом заключили пятилетний контракт с суммарной зарплатой в 4,31 млн евро, что гораздо больше его итальянского дохода. Он не хотел уезжать из Европы и был готов играть даже в Серии С, но…

Сказка закончилась, когда в силу вступили санкции ООН. Всё дело в ядерном оружии

Когда в 2017 году СБ ООН принимал резолюцию 2397, в ней значилось следующее:

«… выражает озабоченность по поводу того, что граждане КНДР продолжают работать в других государствах, служа источником инвалютных поступлений для КНДР, которая использует их для поддержки своих запрещенных ядерной программы и программы по баллистическим ракетам, несмотря на принятие пункта 17 резолюции 2375 (2017). Резолюция постановляет, что все государства-члены должны немедленно, но не позднее чем через 24 месяца с даты принятия этой резолюции, репатриировать в КНДР всех граждан КНДР, получающих доход в юрисдикции соответствующего государства-члена».

Резолюция вступила в силу 22 декабря 2019 года – северокорейцам перестали выдавать рабочие визы, а всех работавших по миру (в основном в России и Китае) отправили домой. Санкции стали следствием того, что все рабочие из КНДР отправляли на родину до 90% своей зарплаты – деньги шли на финансирование ядерной программы.

Хан Кван Сон, согласно расследованию ООН, с 2018-го по 2020 год ежегодно получал 500 тыс. евро, а в Катаре должен был зарабатывать около 862 тыс евро (что, кстати, делало его самым высокооплачиваемым северокорейским спортсменом). Также его контракт предусматривал бонусы до 30 тыс. евро, четыре билеты бизнес-класса из Дохи в Пхеньян и жильё. Представляете, как ужаснулись в Совбезе, когда подсчитали, сколько денег он отправит на родину?

Катарскому клубу тут же пришло письмо: крупный перевод денег физическому лицу из КНДР – это нарушение санкций.

Так Хан остался без команды. Он пытался найти какие-то варианты, но его никто не хотел брать из-за страха пойти против резолюции. Его даже предлагали «Тамбову», и спортивный директор клуба Павел Худяков это подтверждал, но дальше разговоров дело не понятным причинам. Хан вернулся в КНДР – и в ближайшем будущем мы очень вряд ли увидим в футболке любого зарубежного клуба. Он такой не один: все северокорейцы, которые играли в Европе, тоже вернулись домой.

Если расценивать решение ООН с точки зрения гуманизма, то эта мера кажется совершенно бесчеловечной. Получается, что Хан и его товарищи-футболисты, какими бы талантливыми они не были, оказались не нужны спортивному сообществу из-за своей национальности – их карьеры сломаны, потому что они грозные нарушители мирового порядка. И неважно, что ядерные программы есть у Индии, Пакистана и Израиля, а спорт декларируется свободным от политики (хотя кто-то в это ещё верит?). Для обычных же работяг даже те копейки, которые оставались после «налогообложения» со стороны их родины, всё равно были гораздо больше, чем они могли заработать в КНДР – для них это была возможность в реалиях глобального кризиса хоть как-то жить лучше. Получается, что санкции приведут к обнищанию народа, который и так живёт плохо, а ядерная программа у Пхеньяна всё равно останется – на это деньги они всё равно найдут. Заберут, если будет нужно.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.