Интервью экс-игрока «Локомотива» и «Динамо» Дуймовича: про договорные матчи, «Реал» и РПЛ

0 0

Экс-полузащитник сборной Хорватии Томислав Дуймович оставил большой след в истории РПЛ. Полузащитник поиграл за «Амкар», «Мордовию», «Динамо» и «Локомотив». В интервью Eurosport хорват вспомнил истории про Миодрага Божовича и Славена Билича, а еще ностальгировал по играм против «Реала», Жозе Моуринью, Кака и Серхио Рамоса.

Интервью экс-игрока «Локомотива» и «Динамо» Дуймовича: про договорные матчи, «Реал» и РПЛ

Интервью Томислава Дуймовича

Фото: Eurosport

В России футболистам с Балкан всегда рады. Их имена на слуху, каждый по-своему гениален. И самое главное: они легко адаптируются к российским реалиям. Например, Томислав Дуймович – прилетел в Москву как к себе домой. Он поиграл за два московских клуба – «Локомотив» и «Динамо». Его помнят за неуемность и футбольную злость. Сейчас он агент: воспитывает, пробивает и тащит новое поколение югославских игроков. В интервью Анару Ибрагимову для Eurosport Томислав Дуймович рассказал:

Интервью экс-игрока «Локомотива» и «Динамо» Дуймовича: про договорные матчи, «Реал» и РПЛ

Агентские игры

– Помнишь, как ты переходил в «Амкар»?– Я играл в хорватской «Меджимурье». Позвонил один молодой неопытный агент: «Поедешь в Израиль подписывать контракт. Тебя смотрел тренер. Я купил билет, ты летишь». Я даже не знал ничего. Думал, что хотя бы этот агент с моей новой командой на связи. В итоге я один поехал в Израиль. Прилетел в 5 утра, пять-шесть часов поспал. В 12 ко мне пришли: «Поешь, и пойдем на игру». Я сыграл 60 минут. Это, оказалось, был просмотр. Неделю я там пробыл. Уже злой: так хотел домой. Мне говорят, что вот-вот дадут контракт. История, конечно, была сказкой.– А что за клуб?– «Маккаби» из Назарета. Я даже не знаю, где он сейчас. В первый день играли с другим «Маккаби». Через семь дней я улетел домой. Мне обещали скинуть контракт через факс. В итоге ничего не получилось. Позвонил другой агент: «Я знаю, что ты был в Израиле. Поехали в швейцарский «Санкт-Галлен». А я не хотел, мне уже врали агенты, я и так потерял неделю. По телефону сказали, что в Швейцарии точно будет недельный просмотр. Там на самом деле кайф! Все красиво! Я как всегда много бегал, оставил хорошее впечатление. Клуб предложил мне контракт. В этот момент агент Душан Джурич через каких-то людей предложил попробовать себя в России. А я – дурачок – не знаю, почему не подписал со швейцарцами контракт. В Хорватии играл бесплатно – за 10-15 тысяч рублей в месяц. Попросил у «Санкт-Галлена» неделю на подумать. – А дальше?– Полетел в Дубай. Там меня ждали «Томь» и Петраков. Душан опаздывал на пару дней. Томск обиделся из-за его опоздания и не подписал меня. Я сидел в гостинице Дубая три-четыре дня и полетел в Турцию на сборы «Амкара». В этот отрезок отдыха у меня не было, я очень хотел домой. Вышел на игру «Амкара» и сказал сам себе: «Всех буду обыгрывать. Никому не отдам пас. Буду кайфовать!» А получилось вообще шикарно! «Амкар» проигрывал 0:1, я вышел во втором тайме, дважды ассистировал. Мы победили. Из Турции я полетел в Москву подписывать контракт. После – на сборы в Испанию.– Помнишь свое лицо, когда приехал в Пермь?– Это был февраль. Холодно. Так смотрел вокруг, все смеялись в автобусе. Ребята говорили: «Он испугался».

Интервью экс-игрока «Локомотива» и «Динамо» Дуймовича: про договорные матчи, «Реал» и РПЛ

– Когда ты зажигал в «Амкаре», тебя хотел «Селтик». Это правда?– В 2008 году у меня заканчивался контракт в Перми. Один хорватский агент позвонил мне. Даже не знаю, близко ли было с шотландцами или нет. До этого еще поступило предложение «Локомотива». Я напрямую общался несколько раз со спортивным директором «Селтика». Он что-то тянул. Может, был не уверен во мне: «Подожди-подожди». Пока я ждал, уже подписал с «Локо» контракт. – Что говорил спортивный директор?– Где он видит меня, объяснял, как дела у команды. Он рассказывал, как меня смотрели. Я не был готов к Шотландии. А если бы «Селтик» и хотел, купил бы билет и сказал мне: «Прилетай подписывать контракт». Сейчас понимаю, что это был просто интерес. Не более. Но мне все равно приятно. – Где тебя видел тренер?– Бокс-ту-бокс. Как Джеррард. Я любил пасовать, забивать, открываться, бегать, переигрывать соперников. – Дик Адвокат хотел тебя в «Зенит», но его опередил «Локомотив». – Жалко! Питер – красивый город.

Из космоса – в Саранск

– В «Локомотиве» тебе нравился коллектив. А что не нравилось?– Я уважал и сейчас уважаю Юрия Палыча, но мы не до конца нашли с ним общий язык. Я не чувствовал себя твердой основой в команде. Всегда, когда были поражения, тяжелые моменты, я чувствовал, как будто вина на мне. Я иностранец, хотел больше дать команде и старался. Иногда получалось, иногда нет. Я никогда не хотел уходить из «Локомотива». Но вот так получилось.– Ты конфликтовал когда-нибудь с Семиным?– «Сибирь» еще была в Премьер-лиге. Конец игры в Новосибирске. Мы выигрывали 2:0. Гилерме – мой друг, но он пропустил гол с 40 метров. В итоге 2:2. В раздевалке Юрий Семин со мной ругался, будто я не встретил игрока. Этот футболист зашел на нашу половину поля и пробил. Я стоял в 30 метрах от ворот, встречал его в этом районе. Не пойду же я встречать его за 40 метров?! Я был злой. Еще это давление, что команда Семина должна брать чемпионство. В раздевалке немножко поругались. – Потом ты ушел в «Динамо».– Да, Божович знал меня по «Амкару», мы дружили. Было предложение от «Динамо». Смородская только пришла в «Локо»: «Мы готовы тебя продать». Она смотрела все через финансы. Тогда говорили, что в «Локомотиве» большие расходы. Смородская хотела что-то получить, кого-то продать. У меня была зарплата ниже среднего. Я все взвесил. Потом подумал: «Почему бы и нет?» И ушел в «Динамо». – В «Динамо» футбол Божовича называли сексуальным. Почему?– Потому что он сравнивал это с сексом. Миодраг говорил: «Я раньше мог днями и часами заниматься сексом. А сейчас не могу». Если переводить это сравнение на футбол, то раньше он тоже играл в футбол, сейчас не может. А если про нас? Надо каждый день доказывать состоятельность и биться за команду. Вот год назад я играл очень круто. Но кому это нужно и важно? Никто уже и не помнит. Нужно сейчас доказывать в каждом матче. Божович так шутил, чтобы мы расслабились.

Интервью экс-игрока «Локомотива» и «Динамо» Дуймовича: про договорные матчи, «Реал» и РПЛ

– У тебя была футбольная мечта?– Играть за сборную Хорватию. Она исполнилась. Даже в «Амкаре» я говорил, чтобы не обижались на меня из-за ухода. Три года там поиграл, «Амкар» дал мне толчок, но я хотел еще большего скачка. Через Пермь было сложно добраться до сборной. Я два года поиграл в сборной Хорватии, попал на Евро-2012. И, конечно, Испания. Я отыграл полгода в «Сарагосе». Мы обыгрывали и «Атлетико», и «Валенсию». В нас никто не верил, но мы победили их и остались в Ла Лиге. Еще была мечта играть на «Бернабеу». Моя вторая игра в Испании была против «Реала» – Икер Касильяс, Хаби Алонсо, Пепе, Месут Озил, Криштиану Роналду, Кака, Карим Бензема, Жозе Моуриньо. – Что такое играть на «Бернабеу»?– Чем больше народу смотрит, чем важнее игра, тем круче у меня получалось играть. Я сам себе говорил: «Ты всегда хотел играть на стадионе, где 40-50 тысяч болельщиков. Получай!» Я всегда об этом мечтал. На «Бернабеу» я получил вдохновение. Не всегда я играл очень круто, но скованности не было. – Против кого ты играл персонально в том матче?– Я держал Кака. Он всегда бежал со второго плана в штрафную. Но в «Реале» все меняют позицию. Озил был рядом, Хаби Алонсо глубоко опускался и забирал мяч. К 15-й минуте мы забили, все радовались. Я говорю ребятам: «Не радуйтесь. Обратно!» Было чувство, что нас додавят. «Реал» играл на 30-40 процентов. В итоге 3:1 в пользу Мадрида. Отыграв шесть лет в России, я думал, что эталон и вершина футбола у вас. А потом переехал в Испанию, и там совсем другой мир. Если честно, жалко, что не получилось остаться еще на год. Испанцы говорили, чтобы я ждал, а я не рискнул просто сидеть и ждать. Был вариант с «Мордовией». И я уехал в Саранск после Испании. Кстати, был еще Евро в тот год. Все были удивлены таким трансфером. – У кого в «Реале» была нереальная техника?– Да у всех. Это другой мир. Просто смотришь, как капитан Серхио Рамос общается с другими: «Ребята, вамос-вамос! Поднимаем темпо!» Чувствуется, что они играют очень просто. Самое сложное в футболе – играть просто. Это двигаться, пасовать, забегать в нужное время в нужную зону. Это не Роналдиньо, который делал трюки, обыгрывал четверых. Такого в «Реале» не было. – А с «Барсой» ты играл? – С ней не играл. Тренер меня не выпустил. Смотрел матч со скамейки. Меня поразил Карлес Пуйоль. Все знают, какой он боец, капитан и лидер. Он столкнулся головой с нашим игроком, рассек бровь, шла кровь. Да, есть такое, испанцы – актеры. Они могут долго лежать. Пуйоля подвели к нашей скамейке на бровку. Врачи его там заштопали, чтобы рана закрылась. Еще его хотели обмотать. Он кричал: «Все-все! Давай! Я хочу играть!» Ему ничего не нужно было.– В России были такие фанаты футбола? – Не могу сказать, чтобы прямо такие. Были бойцы, качественные игроки, да. Я когда приехал в Россию, тогда в «Спартаке» играл Титов. Он был как кумир. Мне нравился спартаковский футбол: много пасовали, много двигались. Поэтому бразильцы всегда вписывались в такие команды.

Интервью экс-игрока «Локомотива» и «Динамо» Дуймовича: про договорные матчи, «Реал» и РПЛ

– Что у тебя произошло в «Мордовии» с главным тренером Щербаченко? – Мы не поняли друг друга. Как с Семиным? Нет, там другая история. Я с ним только в конце чуть поругался. Семин был тренером сборной России, киевского и московского «Динамо», «Локомотива». Пожалуй, у Щербаченко такой истории не было. Я не скажу, что он нехороший тренер. К Юрию Палычу до сих пор есть уважение. Просто в конце в какой-то момент я был виноват. Не чувствовал доверие. Но в плане человеческих отношений: мы и смеялись, и обнимались. В игре каждый хочет выиграть. Но не пошло.– А что с Щербаченко? – Он вышел с «Мордовией» в Премьер-лигу. У него был другой взгляд на футбол. Он тоже хотел играть в спартаковский футбол: короткие передачи, касания. А я на поле раздавал длинные пасы вперед, менял сторону атак кроссами. Короче, результаты у команды не пошли.– Он винил тебя?– После какой-то игры Щербаченко сказал, что я виновен и будто сдал игру. И меня это задело. Я бы никогда этого не сделал и не занимался этим. На тренировке я сказал, что если так, то не хочу работать. Какой смысл тренироваться, если он позволил такое сказать и подумать, что я такой человек. Меня это очень обидело. Я всегда сдерживаю слово. И никогда бы не сделал так по отношению к команде и ребятам. Меня это очень задело. Тогда еще у меня родился первый ребенок. Жена была не со мной. Я был один, не было настроения после Испании и Евро. Приехал в «Мордовию», которой совсем было нелегко и по результатам, и по игре. Инфраструктура первой лиги, организация первой лиги. Слабо. У меня немножко была депрессия. – Тебе когда-нибудь предлагали сдать игру? – Никогда! Никогда! Ни в Хорватии, ни в России. Я тебе клянусь. А как играть в футбол? Просто стоять? Я даже не понимаю, как в современном футболе со всеми камерами можно сдать матч. Что нужно делать?!

«Кассано – это вау»

– Что помнишь с Евро-2012?– Меня поразил Антонио Кассано. У нас в сборной были и Лука Модрич, и Нико Кранчар, и Ведран Чорлука. Тогда Кассано был сверх этих футболистов. Он более одаренный, талантливый. Все после игры сказали про него: «Вау! Что это было?» А это был Антонио Кассано. Маленький такой он. У него были тогда операции, травмы, но Антонио был хорош. – Там еще был Марио Балотелли. – В матче против Италии с Балотелли классно сыграл Гордон Шильденфельд. Я тогда общался с помощником Силкина (экс-тренер «Динамо» – Eurosport) Романом Пилипчуком. Он спрашивал про него, я сказал только все самое хорошее. И они его купили. Но в «Динамо» у него не пошло. Почему не пошло? Нужно попасть в хороший коллектив и атмосферу, чтобы были результаты. – Чем зацепил Билич?– Думаю, сейчас это совсем другой тренер. Раньше он работал только с молодежной и основной сборными. А после этого Славен был в «Локомотиве», «Вест Хэме», «Вест Броме», Китае. Билич тактически хорошо разбирает игру, хорошая подготовка к матчам, мотиватор. Перед каждой игрой Славен делал клипы с различными цитатами из фильмов. Например, «Храброе сердце» Мела Гибсона: «Я буду биться за эту страну!» Еще Билич собирал и включал нам мнения, что думал и говорил про нашу сборную народ. Это такая мотивация, чтобы заряженными выйти на поле. Он добрый. Мы тогда плотно общались. Славен хотел узнать все про «Локомотив». Я общался с ним и с каждым его ассистентом, рассказывал все самое положительное. – Мне рассказывали, что якобы Билич в сборной включал фашистскую музыку. Это правда?– Нет, нет. В автобусе мы слушали нашу хорватскую музыку, фанатские песни. – Фанаты «Динамо» приезжали к вам на базу?– Говорили, что они холостыми стреляли из леса. Но никого не вывозили. Фанаты просто были в лесу, кричали. На базу зайти не могли. Никто не дрался. Но они были недовольны. Результата не было. Ушел Божович. – Ты же в молодости был бэд боем.– Я люблю футбол и знаю околофутбол. В молодости на какую трибуну мог попасть, то попадал. «Динамо» круто играло в то время. У нас же еще история с сербами: мы разошлись после югославской войны. После 1995 года «Динамо» обыгрывало «Партизан» 5:0. Были эмоциональные игры. Мне было без разницы, на какой трибуне я находился. Как будто все трибуны были для непростых болельщиков. Я, естественно, был с ярыми фанатами.– Ты участвовал в массовых драках?– Нет, не участвовал. Бывало много заранее оговоренных драк, как в России, – 50 на 50, 100 на 100. Но я тогда только начинал играть профессионально в футбол и не мог себе позволить драться, быть в газетах, чтобы меня закрыла полиция.

Интервью экс-игрока «Локомотива» и «Динамо» Дуймовича: про договорные матчи, «Реал» и РПЛ

«Не хотел быть агентом – уговорили»

– Ты хочешь быть тренером?– Нет, не хочу. Лицензии даже никакой нет. Хотел бы быть спортивным или генеральным директором. Всегда интересовали финансы, управление компанией. Пока я в футболе. И сейчас я агент.– Главный успех как агента?– Еще впереди. – Кто из молодых футболистов, с кем ты играл, так и не выстрелил?– В «Динамо» все говорили о Феде Смолове и Саше Кокорине, что они могут достичь самых высоких целей. Но они были молодые. Думаю, тогда им было не столь важно быть профессионалами и добиваться целей. Прошло время, и они показали свое мастерство. Кто лучше? Да трудно сказать. Один и второй очень талантливые. Например, я был безумно рад, когда Федя пришел в «Сельту» и забивал «Барсе». – Что сейчас говорят про российский футбол в Хорватии?– Хорватов стало очень много в России, мы в одной группе на отбор к ЧМ, «Динамо» играло с ЦСКА и «Краснодаром» в ЛЕ. Много наших футболистов у вас, Олич стал тренером. Для меня это плюс в работе. И это, конечно, гордость. – В старых интервью говорил, если бы тебе предложили гражданство, ты бы играл за сборную России.– Эту тему с паспортом начал Божович. Только с черногорским. И вот после этого я сказал, что не проблема получить даже российское гражданство. Это 2007-2008 год. Не то чтобы я был готов играть за сборную России. Просто паспорт помог бы проходить лимит.– Разговоры пошли?– Нет-нет. Но помню, что насчет Черногории звонили и писали журналисты. Божович очень узнаваем на родине. Но я не имею отношения к Черногории, я хорват. Это как сейчас Косово. Там больше половины игроков – сербы. Но люди считали, что это одна страна. Хотя футболисты даже в юношеских сборных Черногории не играли. – После чемпионата мира хорваты ничего не боятся?– Мы уважаем сборную Россию. А кого сейчас бояться? Сложно сказать. Группа у нас тяжелая. Дмитрий Аленичев сказал, что хорваты будут первыми, а Россия может закончить второй. Там же еще есть Словения и Словакия. Хорватские медиа ругаются, что сборная нехорошо играла с Кипром и Мальтой. Я думаю, что в августе в наших играх все решится. В Хорватии знают, что в России собраны натренированные футболисты. Наша группа показала, что будет тяжело. В каждой сборной есть смена поколения. Это тоже сказывается на нашем и вашем составах. Приходят молодые: это правильно и справедливо. – Как ты отреагировал на уход Олича из сборной?– За неделю до подписания контракта Олич мне и Стипе Плетикосе рассказал, что был разговор с ЦСКА. Клуб интересовался, спрашивал у него. Более этого я не знаю. Но я рад и хочу, чтобы у моего друга Ивицы был скачок. – А чем занимается Плетикоса?– Пока в стороне от футбола. Ждет сверхъественных предложений от ФИФА и УЕФА. – Ты сейчас приехал в Россию не как футболист, а как агент.– Россия для меня – вторая страна. Да, я работаю агентом, слежу за своими футболистами и общаюсь с руководителями клубов. В России моим первым футболистом был Филипп Уремович. Он сделал самый большой скачок в карьере. Уремович играл в Хорватии за «Динамо» из Загреба, оттуда переехал в словенскую «Олимпию». И потом в «Рубин». Но, к сожалению, мы сейчас не работаем вместе. С его нынешним агентом мы были партнерами, вели Уремовича два-три года, потом разошлись. Среди моих клиентов еще Жига Шкофлек из «Торпедо» и Филип Мрзляк из «Уфы». – Вот ситуация с Уремовичем – это же типичный балканский фильм.– Получается, да. Но я бы так не ответил. Во-первых, я вообще этой работой не хотел заниматься. Я закончил университет спортивного менеджмента. Пока играл в «Сплите», уже заканчивал учебу. В течение трех лет вовремя сдавал все экзамены, был один из лучших. Мне предлагали учиться дальше. Но в то время родился второй ребенок, и я не хотел дальше учиться. Я знал Ивана (тоже бывший футболист, партнер по делам Уремовича – Eurosport.ru). Он за два-три года до меня начал работать агентом. Иван говорил мне: «У тебя есть связи. Давай помогай! Ты умеешь!» И начали работать. Как бывает на Балканах, сделали трансфер и поругались. Нет, мы просто пошли другими путями. Я хотел работать по-другому, а не так, как он.– А как ты хотел?– Я постоянно хотел следить за футболистами, смотреть игры, созваниваться перед игрой, хочу быть в близком контакте, постоянно быть с ним на связи, а не раз в полгода разговаривать по телефону, когда нужны деньги. Хочется развития футболиста. Прежде всего, хочу сделать из своих клиентов людей, чтобы думали своей головой, по-человечески относились к другим. Если я делаю работу, то, конечно, хочу что-то получить: и отношение, и деньги. Я же не волонтер. Понятно, что я не хочу содрать всю шкуру с игроков и не делаю их, как было раньше в России и Хорватии.

Томислав Дуймович, «Локомотив»

Фото: Getty Images

– Иван раз в полгода созванивался с Уремовичем?– Не, он часто с ним общается.– А в чем расхождения?– Он очень мало работал. Мне это не нравилось. – За счет чего тогда Уремович сделал такой скачок?– Он классный футболист, которому мы вместе помогали. Уремович оказался в нужном месте в нужное время. Сейчас куча молодых футболистов, которые теряются. А он не потерялся благодаря нам. Мы его с первой лиги Хорватии привели в Премьер-лигу Словении. Он в «Динамо» из Загреба не играл: только тренировался с первой командой. Уремович не мог попасть в первый состав. Мы посчитали: он был восьмым-девятым защитником. Столько там было людей на контракте. Мы пошли к президенту клуба, и игрок переехал в Словению. Молодой парень, играл регулярно. Мы, в свою очередь, предложили его в казанский клуб. – Почему туда?– Были связи, отношения. Тогда я только начинал. А сейчас уже практически с половиной Премьер-лиги на связи.– Уремович – топ-защитник?– Пока не могу сказать, что топовый. Время покажет. Ему нужен еще один скачок.– Полгода назад писали, что его хотел ЦСКА. – ЦСКА хотел его без денег: они хотели обмен. «Рубину» это не понравилось. Это даже не вопрос к нам. И даже не вопрос ко мне. Я уже не имею никакого отношения к Уремовичу. Насколько я знаю, ЦСКА обратился в «Рубин», прощупывал информацию. В Казани еще до Слуцкого были проблемы с зарплатой. Она приходила, но опаздывала. ЦСКА видел в этом шанс.
Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.